Типография

Рубрики

Герой номера

Дмитрий Нагиев

Боролся я всегда хорошо

На телеканале ТНТ с большим успехом идет показ ситкома «Физрук». Статистические данные говорят о том, что премьерную серию посмотрел каждый третий телезритель России в возрасте от 14 до 44 лет – таких показателей на российском телевидении не было очень давно. Успех этого проекта был бы невозможен без Дмитрия Нагиева, который в «Физруке» исполняет главную роль. В последние годы все, к чему при­касается рука Нагиева, становится хитом. И мы желаем Дмитрию продолжать в том же духе!

Overтайм поговорил с легендарным актером и телеведущим о его работе в кино, о спор­тивном прошлом и постарался выведать секреты его прекрасной физической формы.

– Дмитрий, поздравляем Вас с прекрасной ролью в ситкоме «Физрук». Вся Россия любуется вашим Фомой. Расскажите про своего героя...

– Фома – это грубый, нежный, беззащитный человек, не нашедший своего времени, – я бы сказал про него так. Многие не замечают за юмором и комичностью, что «Физрук» – это очень серьезная актерская история. Я последние годы немало снимаюсь, но эта роль – очень затратная, требующая как больших физических, так и внутренних сил. Если честно, я даже не могу назвать это сериалом, это скорее большое кино с сильной драма­тургией. Сюжет, качество слога, профессионализм ко­манды на съемочной площадке меня просто поразили.

– Уже идут разговоры о втором сезоне...

– Смотреть или не смотреть «Физрука», каждый решит для себя сам. От себя я могу добавить лишь то, что я чертовски талантлив (смеется) и очень старался сделать свою работу хорошо. Мне будет приятно, если кто-нибудь кроме моей мамы увидит «Физрука» и оценит его.

– Вы сразу согласились на эту роль?

– Я пришел на кастинг и поучаствовал в нем. Ко мне тогда подошли продюсеры и сказали: «Дмитрий, спа­сибо, что пришли», чему я очень удивился. Оказалось, что сегодня у состоявшихся актеров есть особенность – они в принципе не ходят на кастинги, а ждут, когда им позвонят и позовут. Я же прошел кастинг на общих ос­нованиях, делал ансамблевые пробы, потом терпеливо сидел и обсуждал образ Фомы.

– В сериале идет постоянная перекличка с «лихими 90-ми». Можете вспомнить то время? Были ли у вас проблемы, стычки с мафией? Помогало ли вам спор­тивное прошлое?

– В моей жизни случалось всякое – в меня и стреля­ли, и били. Был такой период, что на меня «наезжали» представители одной крутой группировки, и мне даже пришлось просить защиты у влиятельного человека. Он откликнулся на мою просьбу, мы приехали с ним на встречу вдвоем, и благодаря его серьезному монологу меня больше не трогали. До сих пор вспоминаю, как до­стойно он себя тогда повел. Но я не романтизирую те времена, людям свойственно ностальгировать по моло­дости. Вся романтика девяностых – это память и тоска по тому, кем ты был и кем не стал.

– Мы знаем, что Вы мастер спорта по самбо и дзюдо?

– Да! Это очень высокое звание, в свои годы я даже за сборную боролся.

– За сборную Петербурга?

– Нет, за юниорскую сборную России. По дзюдо я не вы­полнил норматив мастера спорта, потому что все-таки на 90% самбист, ведь с детства занимался самбо. А вот по дзюдо мне было гораздо тяжелее бороться, хотя на сегодняшний день один из моих тренеров является президентом федерации дзюдо России – это Аркадий Романович Ротенберг. Ему, серьезному бизнесмену, на­верное, сейчас неприятно это слышать, но именно он бил меня тапком по голове, когда я не выполнял его указаний!

– Несколько лет назад Overтайм общался с Олегом Газ­мановым и задал ему вопрос: «Хотели бы Вы быть чем­пионом Олимпиады?» Он ответил: «Да, конечно, если бы не травма, то я бы рвался на Олимпиаду до последнего».

– У меня были тяжелые травмы, но не они отвратили меня от спорта. На тот момент я понимал, что либо надо продолжать заниматься профессионально и уходить в спорт с головой, и быть похожим на своих тренеров – Виктора Михайловича Горлова и Аркадия Романовича Ротенберга, носить выданный федерацией спортивный костюм, либо что-то пытаться со своей жизнью делать. Я выбрал второе и ушел в армию. А после армии уже в профессиональный спорт не возвращался.

– Хотя, в принципе, данные для того, чтобы вернуть­ся у Вас были?

– Когда я уходил, то тренер просил мою маму, чтобы она повлияла на меня и уговорила остаться.

– Россия, возможно, потеряла в Вашем лице выдаю­щегося чемпиона!

– Наверное, были ребята гораздо мощнее меня, но бо­ролся я всегда хорошо.

– Как сейчас выглядят Ваши занятия для поддержа­ния формы?

– Очень вяло! Добираться по Москве на съемочную пло­щадку на смену, которая начинается в 8:30, а заканчивается в 20:30 – очень тяжело. Приходится подниматься в 5 утра, а вечером я уже не имею никакой возможности заниматься, но если выпадает свободный день, то я его посвящаю тренировке.

– Откуда же тогда у Вас такая потрясающая форма?

– Ответ прост: «Не жрать!» Можно изобретать все, что угодно, но главное ограничивать себя в еде.

– То есть ваша прекрасная физическая форма – резуль­тат постоянных преодолений?

– Да, потому что я очень расположен к полноте. Я не Людмила Марковна Гурченко, которая сидела на съе­мочной площадке и ела все подряд, включая сушки и конфеты. Если я буду делать так же, то на моем теле это аукнется гораздо тяжелее.

– Вы болельщик?

– Болельщик, но не фанат. Для меня все, что связано с фа­натизмом, теряет смысл и становится неинтересным. Я болею за «Зенит» – это однозначно, хотя меня невоз­можно увидеть с фирменным шарфиком! Но гораздо больше я болею за людей – мне хочется, чтобы складыва­лась карьера у того же Кержакова, других замечательных спортсменов. То есть я болею за конкретных людей!

– Вы говорите сейчас про петербургских людей, кото­рыми наш город гордится. А сами до сих пор считае­те себя петербуржцем?

– Я пока не считаю себя москвичем, хотя все реже и реже возвращаюсь в Петербург, но все равно, здесь мой дом. Как многие петербуржцы, я не могу сказать, что ненавижу Мо­скву, потому что работаю и провожу большую часть време­ни именно там. Хотя еще недавно кичился, что я до корней волос (гладит себя по голове), бывших волос, петербуржец.

Уже уходя из зала, в котором мы общались, Дми­трий обернулся и сказал: «Обязательно добавьте в конце, что я желаю читателям Overтайма здоро­вья, счастья и побольше заниматься спортом!»

Назад к рубрике